Византиец (bizantinus) wrote,
Византиец
bizantinus

Category:
Вот такая монетка…



Так называемый «крупноформатный милиарисий».
Sear 1812.
Василий II (963г. - 1025г.) и Константин VIII (963г. - 1028г.).

Надпись этом милиарисии практически повторяет древний девиз Константина Великого, по легенде, нанесённый на щиты его воинства:
«EN TOVTW (“дубльвэ” - это омега) NIKA» («ЭН ТУТО НИКА» – то есть «СИМ ПОБЕДИШИ»), надпись, вокруг мотива «крест на ступенях», можно перевести, как «Сим победят (или "с этим" (символом) – победоносны) Василий и Константин».
А, надпись на обороте, учитывая раскрытие лигатур и сокращений, в полном виде, должна читаться таким образом – в начале надписи стоит крест – это инвокатив, призывание Господнего благословения на тех, чьи имена стоят после, то есть «Господом благословлённые (или «благословляемые») Василий и Константин багрянородные (порфирородные) благочестивые базилевсы ромеев».

Монета двух родных братьев, двух императоров, оба считались императорами-соправителями, с самого детства, но, какими же они были разными, потрясающе разными, эти братья!
Василий II, сын Романа II, внук Константина VII Багрянородного, правнук Льва VI Мудрого, оставшийся в истории под именем «Болгаробойца» (Булгароктон) за свирепость, и жестокость проявленную в войне с Болгарией - жёсткий управленец, суровый и непреклонный владыка, победоносный и жестокий полководец, наиболее значительный император Македонской династии. Ни при одном императоре после него, Византия уже не достигала такого могущества – ни экономического, ни военного, ни территориального.



“…по правде говоря, утверждал свою власть скорее страхом, чем милостью. Став же старше и набравшись опыта во всех делах, и вовсе перестал нуждаться в мудрых людях, сам принимал все решения, сам распоряжался войском, гражданскими делами, управлял не по писанным законам, а по неписанным установлениям своей необыкновенно одаренной от природы души. Потому-то он и не< обращал никакого внимания на ученых людей, но совершенно пренебрегал [ими]... приходится лишь удивляться, как при таком презрении царя к научным занятиям появилось немало философов и риторов... Говорил он скорей как деревенщина, нежели человек образованный. Смеялся он раскатисто, сотрясаясь всем телом... Подвигнуть его на какое-то дело было нелегко, но и от решений своих отказываться он не любил, поэтому к тем, кому благоволил, Василий без крайней нужды не менял отношения, но и нескоро прощал навлекших на себя его гнев, и были для него собственные мнения судом окончательным и божественным...” – написал Михаил Пселл о Василии II в «Хронографии».

В сплошной круговерти военных походов, и бесконечных сложнейших государственных дел, Василий II даже ни разу не женился, и не оставил на троне Византии своих прямых наследников.



«…Формально Василий и его младший брат Константин VIII взошли на трон сразу после смерти отца, в чем немалую роль сыграла группа синклитиков, возглавляемая патриархом Полиевктом. На протяжении тринадцати лет, до кончины Иоанна Цимисхия, реального участия в управлении страной Василий II не принимал. Василий Ноф и после 976 г. продолжал властно опекать юного государя (Константин VIII при жизни старшего брата самоустранился от государственных дел). В 985 г. император сумел отделаться от могущественного евнуха-родственника, сослав его.

Правление Василия Болгаробойцы характеризуется не только успехами, при нем достигнутыми, но и теми колоссальными трудностями, которые василевсу пришлось преодолевать. Основная опасность для императорской власти исходила изнутри. Два крупнейших в истории Византии X в. мятежа военно-землевладельческой знати - т.н. апостасии, - последовавшие с промежутком в несколько лет, едва не погубили страну. …» (с) Сергей Дашков.

И, рядом с могучим государем Василием II – его слабовольный младший брат Константин VIII, оставшийся в памяти современников, как транжира, бездельник, и сибарит, при жизни своего могучего старшего брата, полностью устранившийся от государственных дел, и спихнувший на Василия II все многотрудные дела управления Империей.

Братья Василий и Константин поражали современников несхожестью характеров, и насколько в глазах современников Василий II как государь был велик, настолько же Константин VIII - ничтожен. Единственное, за что Михаил Пселл счел нужным похвалить Константина, так это лишь за то, что он не путался под ногами у старшего брата и полностью доверил ему трон. Константин до смерти старшего брата с радостью предавался всяческим забавам, к чему был склонен по легкомыслию. «Во главе государства он встал на семидесятом году жизни и как человек нрава мягкого, с душой, падкой до всяческих удовольствий, найдя казну полной денег, дал волю своим наклонностям и предался наслаждениям... Он был беспечного нрава, не слишком властолюбив, и при сильном теле труслив душой». (c)
Сергей Дашков «Императоры Византии».



Интересно, что эта монета имеет непосредственное отношение к истории Руси.
Потому что, именно при этих двух братьях-императорах, для подавления мятежа Варды Склира, и доместика Варды Фоки, был заключён договор с «северными варварами», и на помощь были призваны войска князя Владимира – нашего, былинного «Владимира-Красна-Солнышка», крестителя Руси, и, после ряда бурных военных событий, родная сестра императоров – Анна, стала супругой Владимира Святославича.

«…Спустя девять лет Варда Склир, к тому времени уже глубокий старик, снова объявился в пределах ромейской державы. Доместик Варда Фока выступил навстречу его отрядам, но в августе 987г. вдруг провозгласил себя императором, хитростью захватил Склира в плен и, соединив оба войска, пошел на Антиохию, которой овладел к исходу года.

Положение складывалось критическое - большинство ромейской армии сражалось против государя! Василий II был вынужден обратиться за помощью к «варвару» - великому князю киевскому Владимиру Святославичу. Тот согласился выделить часть дружины, но поставил встречное условие - выдать за него сестру Василия и Константина, Анну. Требование было неслыханным - ромейских принцесс не выдавали замуж за «презренных» иноземцев! Исключение составляли внучка Романа I Мария, и племянница Иоанна Цимисхия Феофано, ставшая супругой императора Оттона II, но ни одна из них не была порфирородной, а главное - Владимир являлся язычником. Однако выбирать не приходилось, так как волна мятежа катилась к столице с ужасающей скоростью - и император согласился. Шеститысячный отряд русско- варяжских наемников прибыл в Константинополь, и усиленная им правительственная армия зимой 988г. разгромила часть войск Фоки у Хрисополя. Хитрые греки поначалу не собирались выполнять своих обязательств по договору с Владимиром, и тот, устав ждать невесту, в качестве предупреждения осадил и взял Херсонес Таврический (Корсунь). В Константинополе заторопились, Анну Порфирогениту посадили на корабль и отправили на Север. Однако и князь обязался стать христианином. Брак Владимира и Анны свершился, после чего Херсонес возвратили ромеям, а сам великий князь вернулся в Киев, где, по преданию, окрестил своих подданных. Впрочем, подробности крещения Руси легендарны, а дата (988 или 989г.) по сю пору является спорной. …» (с) Сергей Дашков.

Бурные перипетии царствования изменили и закалили характер императора, отличавшегося по молодости некоторым легкомыслием. Михаил Пселл, родившийся через сорок с небольшим лет после воцарения Болгаробойцы и еще заставший в живых многих его сановников, писал о нем: «Большинству моих современников, видевших Василия, царь представлялся человеком угрюмым, грубого нрава, вспыльчивым и упрямым, в жизни скромным и вовсе чуждым роскоши. Но из сочинений историков, писавших о нем, я узнал, что поначалу он не был таким и от распущенности и изнеженности перешел к строгости под влиянием внешних обстоятельств, которые как бы укрепили его нрав, сделали сильным слабое, твердым мягкое и изменили весь образ его жизни. Если в первое время он без стеснения бражничал, часто предавался любовным утехам... уделом своим считал... отдых... то с тех пор, как знаменитый Склир начал домогаться царской власти... Василий на всех парусах пустился прочь от изнеженной жизни...» [Михаил Пселл “Хронография”] Единолично возглавив государство после 985г. (после отставки Василия Нофа), император «...стал воздерживаться от всякой распущенности, отказался от украшений, не носил ни ожерелий на шее, ни тиары на голове, ни роскошных, отороченных пурпуром платьев...» (Михаил Пселл “Хронография”).

Казна при мудрой налоговой политике, и разумном управлении Василия II скопила огромные богатства, которые даже его бестолковым преемникам удалось растранжирить далеко не сразу.

А, своё пугающее прозвище “Болгаробойца”, Василий II заслужил после одного из жестоких эпизодов очень долгой и тяжёлой войны с Болгарией, основательно вымотавшей силы обеих противоборствующих сторон.
Тринадцать лет, при нарастающем перевесе византийцев, тянулась эта война. Летом 1014 г. войска ромеев и болгар встретились в Стримонии, близ «засек» - деревянных крепостей в ущелье Кампулунга, у подножия горы Беласица. 29 июля произошло решающее сражение. Искусно маневрируя, Василий II окружил болгарское войско с флангов, а в тыл им, совершив отчаянный бросок по ущельям, зашел Никифор Ксифий. Кольцо закованных в стальные доспехи катафрактов болгары прорвать не сумели, а когда в дело вступили ромейские камнеметы, сражение превратилось в избиение. Чтобы прекратить бессмысленное уничтожение сотен людей, командиры Самуила (царя не было при войске) приняли решение сложить оружие. Сдалось более пятнадцати тысяч человек. На следующий день христианнейший император ромеев повелел каждому сто первому пленному выколоть один глаз, остальным – выколоть оба (по нескольким свидетельствам современников, пленных не только ослепили, но, вдобавок к этому ещё и оскопили, то ли всех, то ли через одного – чтобы не оставили потомства на земле те воины, что осмелились поднять меч против Империи). Казнь свершилась, и пятнадцать тысяч слепцов, цепочками по сто человек, ведомые одноглазыми проводниками, потянулись, зияя окровавленными глазницами, к лагерю царя Самуила. Говорят, он не выдержал такого зрелища и в октябре отравился (в отличии от этой версии, некоторые хронисты пишут, что, увидев остатки своего воинства в таком состоянии, царь умер от сердечного приступа). Не один десяток лет после Беласицкой битвы в городах и весях Фракии доживали свой век несчастные скопцы и слепцы, живое напоминание того, что воевать с Империей ромеев небезопасно.

“…Василий воевал не только с болгарами. В 990 и 1001гг. Византия конфликтовала с Ивирией, в 1016г.-с хазарами, а в 1021 - 1024гг. император, уже старец, водил свои армии в Абхазию и Армению.

В Италии деятельный царь свел все владения Константинополя под единую власть, создав катепанат с центром в Бари. В 1018 г. катепан уничтожил у Канн вторгшихся норманнов, через три года греки осаждали Гарильяно, и лишь вмешательство императора Генриха II не позволило им развить свой успех.

В конце 1025г. Булгароктон задумал мощную экспедицию на занятую мусульманами Сицилию. Десант уже садился на корабли, император готовился принять непосредственное командование, но вдруг неожиданно захворал и спустя несколько дней, 15 декабря, умер.

Латиняне, в 1204г. захватившие Константинополь, извлекли его труп из могилы и надругались над ним. Солдаты Михаила VIII Палеолога в 1261 г. обнаружили останки грозного некогда монарха валявшимися в полуразрушенном храме с волынкой в руках и свистком, вставленным в иссохшие челюсти”. (c)
Сергей Дашков.
Subscribe

  • (no subject)

    Шикарная фауна… :) Ну да – Таисия же, Змея – по году. И, вот в гостях у одной из подруг, у которой живут вот такие очаровательные и…

  • (no subject)

    Информация с сайта Музея русской иконы на Гончарной: Лекторий Музея русской иконы онлайн | 28.10 | 19:30 Приглашаем на вторую лекцию цикла…

  • (no subject)

    Вчера удалось выбраться с Таисией в удивительную, любимую и гостеприимную библиотеку имени М.А. Волошина на лекцию потрясающего Виктора Солкина.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments